На берегах Братовки, левого притока Сходни



люблю бродить в любую погоду.
Здесь всю зиму питался трудолюбивый дятел.

Трудолюбивые синяки тоже не безднльничали, огнем добывая ценный металл.
И алкоголь.
Им уже не приходит в голову гнать самогон. Другие люди, легкие, нетерпеливые.

Наверное, трудно будет поверить, что сорок лет назад в этом овраге кипела жизнь — на лыжах катались взрослые и дети, яблоку негде было упасть.
Когда это все ушло? Я и не припомню. Исчезло, и все.
Впрочем, четыреста лет назад жизнь кипела, вероятно, и посильнее — здесь ведь был центр большого села.

В овраге, заросшем ветлой, в мае умопомрачительно пахнет, и достаточно привести сюда девушку — остальное доделает природа, сопротивляться ее силе невозможно.
А детьми мы просто глазели на парочки в миссионерской позиции: времена были строгие, чопорные. Коленно-локтевая стойка считалась унизительной для женщины.
В июне зацветал яблоневый сад, и объятия перемещались из оврага наверх.

Никаких следов деревенского кладбища не осталось. Только строительный мусор и пустые бутылки.

Кое-где можно увидеть землянки — их рыли шестидесятники, обладатели квартир в новых многоэтажках. В этих погребах держали картошку. Осенью она стоила дешево, но в городской квартире ее сохранить было невозможно. А кое-кто и кур держал, кроликов.

Жизнь еще теплится кое-где.

На этих склонах безземельный горожанин сделал террасы и растил немудреные овощи — совсем недавно.
Пока не умер, должно быть…

Вот только голубятники еще держатся — последний оплот духа Земли.
Парадокс, да?

Запись опубликована в рубрике Блог с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 Responses to На берегах Братовки, левого притока Сходни

  1. gloomleage пишет:

    Занятный пост. Меня всегда интересовали землянки и их предназначение. Почему-то казалось, что там кто-то жил…

  2. mia_amandie пишет:

    жизненно.
    как обычно.
    грустно.
    об ушедшем.

    • admin пишет:

      это метки? )))

      знаешь, я давно мечтал об этих землянках, с детства… но не решался к ним приблизиться, там пили водку и творили свои темные дела такие большие страшные мужики, на дверях у них висели пудовые замки, двери были сварены из толстых листов броневой стали, украденных с завода. Это были все фабричные, они держались все вместе, стаей — а мы были новые жители, свезенные в хрущовки из окрестных деревень, и никто друг друга не знал.

      Я рыл в овраге свои маленькие детские землянки, тщательно маскируя их от чужих глаз — замков и сварочных аппаратов у меня не было. Кажется, штуки три вырыл. Игры не срослись, товарищей в этом новом районе я не нашел, одни гопники были кругом. Потом, конечно, были друзья, но стало не до землянок.

      Несколько раз напарывался на земляные кварталы, когда по весне водил девчонок в овраг. Все пути густо перегорожены колючей проволокой и кроватными спинками. И тяжелые неотрывные взгляды из-за выступов местности.

      Теперь эти нищие бедолаги кажутся мне жалкими — а тогда пугали.

  3. cr2 пишет:

    Интересно было почитать, спасибо.

Добавить комментарий